Приют

Продолжили мы свое восхождение с того, что собрали все необходимые вещи и продукты, разложили их по рюкзакам и поехали на поляну Азау. Там мы купили билет на подъемники и поднялись до станции “Мир”. Дальше наш план состоял в том, чтобы отправить желающего (им был я) с самыми тяжелыми рюкзаками на мотоцикле до приюта, а остальной группе подниматься до приюта пешком. Но, уже на месте, был найден ретрак, готовый за небольшие деньги, добросить всю нашу группу ровно до нужного нам места.

Что такое приют? Это вагончик, относительно теплый. В нем есть окна, столы и скамейки. Спать там предлагается на лагах. Кухня в нашем случае была сразу в домике, но в других приютах кухня может быть отдельно. В приютах нет электричества и воды. Есть генераторы, которые в принципе и не нужны, если есть дополнительные зарядные станции. Вот с нехваткой воды есть небольшая проблема. Воду приходиться кипятить из снега, который по сути все берут рядом с приютом. Кто-то вполне нормально на это реагирует, кто-то нет, но об этом дальше. Уборная находится на незначительном отдаление на склоне, что придает пикантности в сильную метель.

Расклад дел

В домике абсолютно нечего делать, но акклиматизироваться стоит, поэтому там лучше всего провести не меньше 3-х дней перед началом подъема. Субъективно, можно даже сразу приезжать и заселяться в бочках, потом уже в “Марию”. Это может сэкономить несколько дней. Мне было в домике плохо всегда. Когда в первый раз мы увидели людей, группу из Волгограда, на той высоте, они были скорее похожи на зомби. Абсолютно уставшие и поникшие, они явно не были счастливы. Я был таким же. Голова переставала болеть только после нескольких таблеток. Настроение упадническое и со временем начинает падать аппетит. Но самый большой сюрприз нам преподнес чай. Или вода в целом. У большинства членов группы начал болеть живот и количество походов в гальюн увеличилось в разы. Мы практически несли там вахту. Запасы туалетной бумаги таяли на глазах, что явно не приносило оптимизма. Таблетки не помогали, да и причина не факт, что была вода. Так, например, многие отмечают подобные симптомы, даже забирая воду с поляны. Как я уже писал, делать там абсолютно нечего. Мобильный ловит плохо, и только рядом с окном. Для хорошей связи нужно одеваться и идти 5 минут на середину подъема. Мы играли в города и просто вели различные разговоры. Карты мы забыли, к нашему разочарованию. Сон в приюте, особенно в первую ночь оказался не из приятных. Было не так холодно, как мы ожидали, но шум и самочувствие явно не способствуют хорошему отдыху. Поскольку мы взяли довольно много еды, у нас было чем заняться.

“Косая полка”

В день прибытия в приют мы совершили восхождение на скалы Пастухова, что казалось успехом, пока через день мы не пошли на “Косую полку”. Это был подъем на высоту 5 т.м. С этого момента моя группа стала понимать, что же я чувствовал и что со мной происходило. Как самое слабое звено, я вышел раньше. Меня, конечно же, обогнали. Я дошел до высоты в 4.7 т.м. Там мне стало плохо и я принял решение возвращаться в приют. Так как моя группа чувствовала себя лучше, они продолжили подъем. У меня стала кружиться голова, а головная боль, даже несмотря на таблетки, не прекращалась. Я попил чаю, перекусил шоколадом и подумал, что если при спуске мне станет еще хуже, то надо отказываться от этой затеи и спокойно ехать на море.

Склон

При спуске на снегу тянулся след из каплей крови. Видно было, что человек останавливался, пытался ее остановить, но продолжал спуск. Каждые 20 секунд, я после этого зрелища стал проверять кровь у себя. На спуске попадалось много разных людей. Из разных стран. Благо английский язык не является преградой, поэтому общение с большинством удавалось на славу. Так например на горе были замечены:

  • Англия
  • Бразилия
  • Канада
  • США
  • Норвегия

Множество ребят из России. Познакомившись с ребятами из Самары, Москвы и Новосибирска, мы узнали, что есть парни, которые пробовали подниматься уже несколько раз, но все они оказались безуспешны. Основные преграды, как не удивительно, физическая усталость и погода. Люди доходили до 5.2 т.м. и поворачивали, что в принципе, делали правильно. После того, как я спустился, к нам в дом зашли некоторые из уже знакомых ребят и предложили нам всем в месте взять ретрак до 5 т.м. Хоть это было и не очень бюджетно, но я сразу же согласился, так как при подъеме из приюта, я рисковал не просто не подняться, но и получить что-то похуже.

Гид

С нами была группа из 3 человек. Пара из Москвы и их инструктор. Они вернулись с седловины, так как у девушки побелели пальцы рук. Что, как бы очень странно, и непонятно. Ведь зачем нужен инструктор, который не проверил ее снаряжение и не обеспечил безопасность. Хотя, может быть, они сошли и по другой, нам уже не известной, причине.

Финал

Мы договорились на подъем до 5 т.м. и с забиранием нас в 3 утра. Группа была 12 человек. Весь подъем занимает примерно 30 минут. Мы шли уже в полной экипировке со штурмовыми рюкзаками. После того, как все отошли от одного подъема, мы начали следующий, но уже своими силами. В кромешной темноте мы начали поднаматься строем и стараясь идти след в след, так как за ночь, дорога стала как новая. Мы шли шаг в шаг к лидерам нашей цепочки, так как в такой темноте и сильном ветре лучше не выпендриваться. Сильнейший ветер со снегом, низкая температура, отдышка, темнота и, казалось бы, бесконечный подъем добавляют оптимизма. Моя супер-маска газосварщика никак не справлялась и потела, поэтому я шел на “ощупь”, упираясь в спину товарища, впереди. Так мы шли пока не начало светать и мы не стали выходить на седловину. Там мы сделали первый отдых. Именно там и стал понятно, что моя группа уже очень хорошо понимает, что происходило со мной все предыдущие дни. Наши скороходы вдруг очень сильно поникли и начали отставать, тем самым очень сильно волнуя меня. Я был морально готов потратить эту попытку, на помощь кому-то из друзей, но все обошлось. Мне, как ни странно, стало намного лучше. Видимо близость к цели давала свои результаты. С седловины подъем на саму вершину кажется практически отвесным. И это одно из самых сложных мест на маршруте. Подъем с седловины до вершины

Summit

Пока мы шли у меня очень часто была одышка. Кислорода не хватало. У меня начиналась паника. Приходилось все бросать и останавливаться на небольшой отдых. После упомянутого подъема, мы выходим на площадку. По сути, когда смотришь на Эльбрус со стороны, кажется, что там пик, но вблизи ситуация меняется. Там большая площадка и дальше небольшой холмик. Этот холмик и является вершиной. На самой вершине делать так же нечего, кроме как фотографии. Гирь мы не нашли, да оно может быть к лучшему. Организм жестоко обманывает на этих высотах давая думать, что физически ты силен, но стоит попытаться встать на руки, боль пронзает все тело не давая даже подумать об успешной попытке. На самой вершине находиться долго смысла нет никакого, там кроме фотографий и вида, делать нечего. Неподалеку от вершины, мы перекусили и преступили к спуску.

Спуск

Спуск мне давался тяжелее подъема. Сил и желания идти вниз совсем не было, разве что принять душ и повидать жену. Мешок, который я взял для спуска, не исполнил свое предназначение полностью. Идея была съехать на нем, но он просто закапывался в снег, да и ребята сказали, что были случаи поломки ног. Я верю ребятам. Поскольку шли мы вниз медленно, да и ускорить спуск никак не получалось, мы еле еле успели на последний вагончик на канатной дороге.